Сямозерье во время Олонецкой экспедиции 1919 года

Материал из Сямозеро.ру

Перейти к: навигация, поиск

Сямозерье во время Олонецкой экспедиции 1919 года

Сямозеро.ру >>  Сямозерье  \  История Сямозерья  \  Сямозерье во время Олонецкой экспедиции 1919 года

Текст Артур Кийски (kiiski@mail.ru)


Одной из исторических особенностей Карелии, начиная с XVI века и по сегодняшний день, является ее пограничное положение. При этом Карелия — это не просто пограничье, а пограничье между Западом и Востоком, разными, соперничающими геополитическими, геоэкономическими, геокультурными субъектами (пусть и на их периферии). Иногда это соперничество переходило в форму открытых военных конфликтов. Такое происходило постоянно, начиная с XVI века. Последние крупные военные конфликты, проходившие непосредственно на территории Карелии либо в непосредственной близости от нее — это Гражданская война в России 1918-1923 гг. и Вторая мировая война 1939-1945 гг. При этом Карелия становилось либо непосредственно зоной боевых действий, либо прифронтовой тыловой зоной, где находились коммуникации и тыловое обеспечение одной из воющих сторон.

Сямозерье как часть территории Карелии не было исключением из этой ситуации. В XX веке территория Сямозерья несколько раз становилась территорией боевых действий или прифронтовой зоной — во время так называемой Олонецкой экспедиции в 1919 г., во время Советско-финляндской (Зимней) войны 1939-1940 гг. и во время Великой Отечественной войны в 1941 и в 1944 гг.

Схема "племенных войн" в 1919 году.

В этой статье речь пойдет о боевых действиях и роли Сямозерья во время Олонецкой экспедиции (Олонецкого похода) в 1919 г. Олонецкая экспедиция 1919 года была организована финскими добровольцами-активистами и является частью «племенных войн» «Племенными войнами» называются военные операции финских добровольцев (активистов «племенной идеи» или «племенного движения». Племенная идея — идея подчеркивающая общность всех прибалтийско-финских народов (финнов, карелов, ингерманландцев, вепсов и отчасти эстонцев) и необходимость их объединения и совместного развития (под эгидой Финляндии). Формой «племенной идеи» являлась идея т.н. Великой Финляндии – идея объединения в одно государство «Великую Финляндию» всех населенных прибалтийско-финскими народами территорий». [1] на приграничных с Финляндией территориях (Печенга, Беломорская Карелия, Олонецкая Карелия, Ингерманландия, Эстония) в 1918-1922 гг., имеющие целью обеспечить независимость родственных финнам народов от Советской России и, по возможности, присоединить их к Финляндии [2]. «Племенные войны» состояли из серии следующих военных операций (походов) Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.11-14.:

  1. Походы в Беломорскую Карелию (1918 г.)
  2. Походы на Печенгу (1918 г., 1920 г.)
  3. Освободительная война в Эстонии (1918-1919 гг.)
  4. Олонецкая экспедиция (1919 г.)
  5. Восстание в Северной Ингерманландии (1919-1921 гг.)
  6. Карельское восстание (1920-1922 гг.)
  7. Присоединение Ребол и Поросозера (1918-1921 гг.)

Для лучшего понимания хронологии и географии «племенных войн» их карта-схема приведена справа. Олонецкая экспедиция 1919 года была единственным событием «племенных войн», непосредственно затронувших Сямозерье. При этом Олонецкая экспедиция – достаточно плохо изученное в российской историографии событие. Если об основных вехах, боевых действиях и участниках экспедиции (либо об их противниках с российской стороны) еще имеется общее представление (часто неполное), то описание событий в конкретных деревнях Олонецкой Карелии и конкретных боев часто полностью отсутствуют. Основными источником информации являются мемуары участников с финской стороны и исследования, опубликованные в Финляндии.


Общий ход событий

Идея об экспедиции в Олонецкую Карелию начала вызревать в кругах племенных активистов зимой 1919 года. Этому способствовали 3 фактора: поток карельских беженцев в Финляндию, уверенность в собственных силах, возникшая после успешной освободительной войны в Эстонии, и провал похода в Беломорскую Карелию 1918 года, требовавший новой точки приложении усилий для реализации племенной идеи. Ну и, кроме того, оптимизм внушало шаткое положение Советской России в начале 1919 года (на юге успешно наступал Деникин, на востоке Колчак). Целью экспедиции было присоединение Восточной Карелии (до линии Ладожское озеро — р. Свирь — Онежское озеро — Белое море) к Финляндии. Основными инициаторами подготовки Олонецкой экспедиции были финские офицеры-егеря. Офицеры из числа актвистов, боровшихся за независимость Финляндии от Российской Империи, прошедшие военное обучение в Германии и участвовавшие в боевых действиях в Первой Мировой войне на стороне Германии в составе 27-го Королевского Прусского егерского батальона (отсюда название егеря). Подробнее см. [3]: майоры Гуннар фон Хертцен (Gunnar von Hertzen) и Пааво Талвела (Paavo Talvela) и капитан Рагнар Нордстрём (Ragnar Nordsrtröm). Они считали присоединение Восточной Карелии к Финляндии существенным для экономического развития и безопасности Финляндии. По их мнению Финляндия могла успешно обороняться от России только на линии Ладога — Свирь — Онежское озеро — Белое море. Для организации экспедиции была образована т.н. Олонецкая комиссия, которая вскоре сменила наименование на «Карельский комитет». Председателем комитета стал доктор Г.Й. Винтер (G.J. Winter). Комитет развернул энергичную деятельность по подготовке экспедиции. К марту 1919 года было набрано уже свыше 1000 добровольцев. Это количество фон Хертцен считал достаточным для успешной операции. Целью было быстро захватить Олонец, закрепиться на Свири, поднять восстание среди олонецких карел (карел-ливикков), после чего собрать в Олонце национальное собрание, которое примет решение о присоединении к Финляндии. Для гражданского управления Олонецкой Карелией создавался Олонецкий временный комитет. Предполагаемой датой начала экспедиции был период с 15 до 20 марта 1919 года, чтобы до периода весенней распутицы войска могли передвигаться на лыжах.Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.148-151. Исходя из этого, по-видимому, предполагалось завершить экспедицию за 2-3 недели. Военные силы экспедиции получили название Олонецкой добровольческой армии (Aunuksen vapaaehtoinen armeija или сокращенно AVA Белую повязку с данной аббревиатурой добровольцы носили на левом рукаве. Однако, аббревиатура имела и иные менее лестные расшифровки. Например, Ammattivarkaat Aunuksessa — профессиональные воры в Олонце), но для краткости изложения мы их будем называть просто «финнами».

Из этих временных рамок и состояния подготовки экспедиции очевидно, что Олонецкая экспедиция по своей сути являлась военной авантюрой. Во всяком случае, исходя из сегодняшних позиций. А тогда организаторы экспедиции были охвачены оптимизмом (позднее не оправдавшимся). Этот оптимизм был вызван «головокружением от успехов» после боев в Эстонии и племенной идеей, которую, как казалось организаторам, олонецкие карелы разделяют и поддерживают. Хотя поход 1918 года в Беломорскую Карелию уже достаточно наглядно показал, что карелы устали от всяких войн и не горят желанием сражаться на стороне Финляндии. Наличных сил тоже было явно недостаточно для операции такого масштаба: протяженность линии Погранкондуши — Ладожское озеро — река Свирь — Онежское озеро (до Петрозаводска) составляет 450 км. Контролировать такой фронт силами 1 000 человек невозможно. Ну и большое сомнение вызывали сроки проведение экспедиции. Кроме того, главным направлением наступления было определено олонецкое (скорее всего, под влиянием племенной идеи), однако уже тогда главным административным и экономическим центром Карелии являлся Петрозаводск, и взятие Олонца никак не влияло на положение Петрозаводска. Кроме того, из внимания Карельского комитета выпал тот факт, что с 1916 года Карелия была соединена железной дорогой с Петроградом (и, соответственно, с северо-западом и центром России), и таким образом численность Красной Армии в Карелии определялась не наличной численностью на текущий момент, а возможностью переброски войск из России (например, гарнизона Петрограда). Скорее всего, планировавшие экспедицию считали, что в условиях Гражданской войны командование Красной Армии не сможет выделить значительных сил для защиты такой окраинной территории как Карелия. В этих условиях наиболее правильной конечной целью экспедиции должен был быть не Олонец, а Лодейное Поле, захват и удержание которого перекрывали все сообщения между Петроградом и Петрозаводском (Мурманскую железную дорогу, Петербургский тракт и реку Свирь), после чего падение Петрозаводска стало бы лишь вопросом времени, правда, при наличии достаточных сил у финнов для удержания Лодейного Поля. Но все эти сомнения были отметены. Активистам — организаторам экспедиции казалось, надо только начать, «поднести факел к границам Олонецкой Карелии», и Олонецкий край вспыхнет.

Колебания Правительства, Парламента Финляндии и Генерального штаба относительно решения об экспедиции продолжались до конца апреля 1919 года, после чего они одобрили экспедицию, однако не согласились поддержать ее официально. Перед началом экспедиции численность финских добровольцев составляла 1 000 человек, всего в экспедиции участвовало до 4 500 финских добровольцев и 2000 карел. Наибольшая одновременная численность финнов на фронте составляла до 3000 человек. Командующим Олонецкой добровольческой армией был назначен (видимо, по настоятельной рекомендации Генерального штаба) подполковник-егерь Эро Гадолин (Ero Gadolin). Талвела и фон Херцен были назначены командирами полков экспедиции. Нордстрём был назначен начальником штаба полка фон Херцена. Группировка финских войск была следующая:

  1. Олонецкое направление: 1-й батальон капитана Урхо Сихвонена (Urho Sihvonen) численностью 300 человек и 2-й батальон капитана Калле Хюппёля (Kalle Hyppölä) численностью 300 человек, находившиеся в селе Салми. Координировал действия 1-го и 2-го батальонов майор Гуннар фон Хертцен
  2. Петрозаводское направление: 3-й батальон под командованием майора Пааво Талвела (Paavo Talvela), будущего героя Зимней войны и Войны-продолжения, кавалера Креста Маннергейма, генерала пехоты Впоследствии Пааво Талвела, стал одним из заметных военачальников Финляндии получил звание генерала пехоты (1966 г.). См. подробнее [4] или [5], численностью 200 человек в деревнях Орусъярви и Кясняселкя, 4-й батальона лейтенанта Лаури Маскула (Lauri Maskula) численностью 327 человек в деревне Кайпаа.

4-й батальон лейтенанта Маскула, предназаначенный для действий в районе Сямозера, в свою очередь, состоял из 3 рот: 1-й – командир прапорщик Тор Кестиля (Thor Kestilä), 2-й — командир прапорщик Вяйнё Хейккинен (Väinö Heikkinen), 3-й – командир лейтенант Вилхо Никоскелайнен (Vilho Nikoskelainen). 2-й роте дополнительно был подчинен пулеметный взвод под командованием кандидата в офицеры Ааро Паяри (Aaro Pajari), в будущем тоже известного командира финляндских вооруженных сил Про Ааро Паяри подробнее смотри [6]. В составе батальона было около 100 человек карел Олонецкой губернии.

Кроме того, на олонецком направлении со льда Ладожского озера действовали 2 отряда, выполняющие специальные задачи: разведывательный отряд (взвод) фельдфебеля Марттина и рота фельдфебеля Исотало из состава 2-го батальона Калле Хюппёля.

С советской стороны им противостояли пограничники, 171-й стрелковый полк 19-й стрелковой дивизии (в районах Олонца, Лодейного поля и Пряжи), лыжная рота 164-го финского красноармейского стрелкового полка (в Сямозере), чекисты, активисты и милиционеры в Пряже и Олонце. Всего не менее 1 000 человек. Кроме этого, в районе Петрозаводска находились 1-й и 2-й коммунистические полки (скорее всего сформированные из активистов), две роты 164-го финского красноармейского стрелкового полка, матросы Онежской военной флотилии. Общая численность около 1 100 человек Leo Mirala: Salmin historiaa — Sukututkimusta [7]. С учетом знания этих данных, еще раз подтверждается мысль об авантюристичности Олонецкой экспедиции. У финнов даже не было численного превосходства перед частями Советской России. Впрочем, вполне возможно, что командование экспедиции и не имело таких данных или считало, что сама по себе племенная идея гораздо сильнее всех соотношений численности сторон.

Экспедиция началась 18 апреля 1919 года выходом на лед Ладожского озера разведывательного отряда фельдфебеля Пааво Марттина. Его задачей было перерезать железную дорогу на Петроград в районе Свири. Правда, сделать это ввиду малочисленности отряда не удалось. 20 апреля по льду Ладожского озера вышел и отряд фельдфебеля Антти Исотало, задачей которого был выход к Олонцу с тыла. 21.04.1919 основные силы экспедиции перешли границу на олонецком и пряжинско-петрозаводском направлениях, а 23.04.1919 на суоярвско-петрозаводском. 23.04.1919 был взят Олонец, Сямозерье было занято к 28.04.1919 (взятием Сямозера), 29.04.1919 финны взяли Пряжу, вышли на берег реки Свирь и в район железнодорожной переправы на Ояти (отряд Марттина). К 03.05.1919 были заняты Матросы и Коткозеро. На этом первый этап финского наступления закончился.

После этого произошла реорганизация финских войск, участвующих в боевых действиях. 04.05.1919 3-й и 4-й батальоны, находившиеся в районе Пряжа-Матросы, были объединены в Группу «Б» (с 22.05.1919 — 2-й полк) Олонецкой добровольческой армии, под командованием майора Талвела. Фронт 1-го полка протянулся от деревни Койкары (Кондопожский район), через Спасскую губу и Викшозеро, до села Коткозеро. Соответственно, 1-й и 2-й батальоны, сражавшиеся в районе Олонца и Лодейного Поля, были объединены в Группу «А» (с 11.05.1919 — 1-й полк) под командованием майора Гуннара фон Хертцен. 28.04.1919 подполковник Гадолин (из-за разногласий с фон Херценом, который тоже считал себя, по праву инициатора, руководителем экспедиции) подал рапорт об отставке с поста командующего Олонецкой добровольческой армией, и на его место 13.05.1919 был назначен полковник Аарне Сихво (Aarne Sihvo), в будущем генерал пехоты и главнокомандующий вооруженных сил Финляндии. Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.156-171..

Олонецкая экспедиция.


Так как финнам не удалось перерезать железную дорогу Петроград — Мурманск, Красная Армия смогла перебросить в Карелию дополнительные силы и начать контрнаступление. Уже 04.05.1919 финны были выбиты из Олонца. Правда, фон Хертцену удалось еще раз собраться силами и 07.05.1919 снова взять Олонец, но уже 13.05.1919 Олонец пришлось оставить окончательно и отвести войска на динию река Тулокса — Сяндеба — Тенгусельга — Березовая Гора (Койвусельга) — Сааримяги — Коткозеро. Положение на южном фланге удалось исправить только с прибытием подкреплений. Про Аарне Сихво подробнее смотри [8].

После этого финский Генштаб и командование Олонецкой добровольческой армией поняли, что судьба Олонецкой экспедиции и Олонецкой Карелии все-таки решается не под Олонцом, и решили добиться перелома ситуации ударом на Петрозаводск. 21.05.1919 указание о скорейшем взятии Петрозаводска было направлено Сихво. Петрозаводское направление стало главным, и все резервы экспедиции были переданы 2-му полку майора Талвела. 13.06.1919 была захвачена деревня Половина, 14.06.1919 — Виданы. 20.06.1919 начались бои под Петрозаводском, где финны были остановлены в районе Бесовца и на Сулажгорских высотах и были вынуждены отойти к деревням Виданы и Вилга. До 29.06.1919 стороны под Петрозаводском пребывали в некотором равновесии, продолжались мелкие стычки и отражение контратак Красной Армии на Виданы. Так закончился 1-й этап экспедиции.

Однако 27.06.1919 Красная Армия силами около 600 финских красногвардейцев и Ладожской военной флотилии провела Видлицкую десантную операцию в тылу у финнов, прервав их коммуникации с Финляндией, после чего фронт 1-го полка развалился, и финны отступили к самой границе (удерживая только Пограннкондуши). Олонецкая добровольческая армия оказалась под угрозой окружения. Да и к этому моменту вся армия сократилась до размеров полка майора Талвела, которому было поручено командование всеми силами экспедиции. Для того чтобы избежать окружения, Талвела с 30.06.1919 начал отвод своего полка от Петрозаводска на запад на линию: Хюрсюля — река Шуя — озеро Шотозеро — река Шуя — озеро Вагатозеро — деревня Сямозеро — деревня Чалка — деревня Кангозеро. Севернее озера Сямозера фронт задержался в районе восточнее деревни Вохтозеро. Таким образом, в руках финнов осталось только Сямозерье (опять сыграло роль его приграничное положение и более близкие и безопасные коммуникации с Финляндией). Боевые действия и изменения линии фронта во время Олонецкой экспедиции указаны на рисунке 2.

Судьба Олонецкой экспедиции и Олонецкой добровольческой армии были решены. 15.08.1919 года финны ушли из Сямозерья и Вохтозера, а 11.03.1920 из Погранкондуш. Олонецкая экспедиция завершилась. По данным финских историков финны потеряли убитыми 569 человек (из них в Сямозерье 18 человек). Потери карельского населения, Красной Армии и других вооруженных советских формирований в ходе боев во время Олонецкой экспедиции никто никогда не считал и, скорее всего, уже не сосчитает.


Сямозерье в 1919 году

Боевые действия на сямозерском участке начались 23.04.1919, когда 3-я рота 4-го батальона лейтенанта Вилхо Никоскелайнена перешла границу и начала обход деревни Вешкелица с севера. Утром 24.04.1919 границу перешли основные силы 4-го батальона и начали атаку Вешкелицы с запада. Обходной маневр 3-й роты лейтенанта Вилхо Никоскелайнен оказался удачным, и финны ударили в тыл красноармейцам, укрепившимся в деревне. Вешкелица была взята. В плен попало 23 красноармейца, еще 6 красноармейцев было убито в бою, финны потеряли убитыми 6 человек. Местные жители радостно встретили финнов и накрыли для них столы с угощением. 70 человек карел присоединились к походу. В Вешкелице для прикрытия тыла было оставлено 25 человек из состава батальона, основан отряд самообороны. Утром 25.04.1919 батальон вышел из Вешкелицы по направлению к Сямозеру. Эссойлу (Угмойлу) удалось взять без боя. Утром 26.04.1919 финны, застигнув врасплох спящих красноармейцев, взяли Алёкку. В Алёкке был взят в плен 31 красноармеец. Из них русских отпустили по домам, а финны и карелы, как предатели племенной идеи, были расстреляны на месте. Это была общая практика во время Олонецкого похода. Существовал даже специальный приказ Эро Гадолина относительно пленных: не создавать специальных мест для содержания пленных и подразделений для их охраны, пленных или расстреливать на месте, или отпускать по домам. 27.04.1919 финны вошли в деревню Сямозеро. В деревне их встречала праздничная шпалера из венков, украшенных белыми лентами, звон церковных колоколов и приветственная речь учителя народной школы. Некто Петр Мартынов (в Финляндии Пекка Палосаари, Pekka Palosaari). Петр Мартынов (Пекка Палосаари), согласно источникам был крестьянином родом из Эссойлы (а скорее из Чиркас-ламби) и с начала экспедиции, как знаток местных условий, был советником и проводником лейтенанта Маскула. Смотрите подробнее электронный Интернет-источник "Ilomantsi sodassa" [9] возглавил собрание представителей Сямозерской волости, которое провозгласило отделение волости от большевистской России, присоединение к Финляндии, создание отряда самообороны и призыв местного населения на военную службу. Кстати, численность сямозерского отряда самообороны составила около 300 человек. После Сямозера наступление батальона продолжилось на юго-восток по направлению к Пряже, где 28.04.1919 без боя была взята деревня Киндасово.

Артилерия в Эссойле, 1919 год.

Про этот период существуют интересные воспоминания участников событий, касающиеся и Сямозерья. Например, Тойни Цидбек (Toini Zidbäck) из Куопио, участвовавшая в Олонецкой экспедиции как медсестра, тщательно фиксировала в своем дневнике все события и свои впечатления о них, а кроме этого прилежно подробно описывала происходящее в письмах домой. В ее письме из Вохтозера (деревня Вохтозеро, Кондопожского района) от 04.06.1919 написано следующее: «Последнее письмо написала вам из Эссойлы. Там оказалась на похоронах одного малыша-лицеиста из Куопио, Матти Симо (Matti Simo) 13. В списке погибших в Олонецкой экспедиции граждан Финляндии числится убитый 29.05.1919 Симонен Матти (Simonen Matti Willenpoika) из Karttula. Karttula — это до 2011 года отдельная коммуна, граничащая с Куопио, а с 2011 года часть коммуны Куопио. Так что, в письме Тойни Цидбек ошибка. Место гибели Симонена конкретно не указано. Мы, немногие финны, бывшие там, выкопали ему могилу в очень красивом месте. Сплели венок из багульника и цветков морошки. По завершении работ, вечером провели небольшую похоронную церемонию. Вместе с нами собралось много деревенских жителей. Спели несколько гимнов, «Здесь под Полярной звездой», «Песню саволаксов» и т.д. Одна суоярвская девушка произнесла короткую речь на местном наречии. Потом произвели траурный салют из трех залпов. Большинство павших отправляют домой для похорон в родной земле. Но малыш Матти окоченел в такой позе, что его нельзя было уложить в гроб. Но, надеюсь, что его могила здесь по прошествии времени будет привлекать большое внимание. Возможно, на ней еще воздвигнут памятник». Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.154. Скорее всего, Матти Симонен (так правильнее его называть) был убит во время боев в конце мая на петрозаводском направлении. Могила его сохранилась в Эссойле до сих пор (фотография ее будет размещена позже), правда памятника на ней так и не появилось.

Снабжение в Эссойле в 1919 году.

В период отступления финнов из Карелии бои восточнее и южнее Сямозера (в районе Нижней Салмы и Салменицы) начались 07.07.1919 и продолжались в течение июля. 16.07.1919 Красная Армия пыталась прорвать позиции финнов у Салменицы, но эти попытки были отбиты. В ходе новой атаки краснармейцев 20.07.1919 была захвачена Рубчейла, но красноармейцы были отбиты. 22.07.1919 произошла очередная атака на Салменицу. Деревня Сямозеро была оставлена финнами 09.08.1919. К 11.08.1919 линия фронта проходила через Хюрсюля — реку Шуя — озеро Шотозеро — реку Шуя — озеро Вагатозеро — деревню Алекка. Эссойлу защищал отряд Сямозерской самообороны под командования фельдфебеля Мартттина, о котором уже было сказано и будет сказано еще. К 14.08.1919 под давлением Красной Армии финские части отошли к Вешкелице. 15.08.1919 красноармейцы взяли Вешкелицу и отбросили финские части к финской границе к деревне Кангозеро, где они держались до 15.01.1920 до окончательного упразднения Олонецкой добровольческой армии. Фотографии из Сямозерья времен экспедиции приведены на рисунках 3 и 4.

Мои родственники, например, бабушка Кусакина (урожденная Лебедева) Валентина Петровна и уже упомянутый выше Михаил Петрович Лебедев рассказывали, что по словам их старших родственников, при уходе из Сямозера финны пытались сподвигнуть сямозерскую молодежь уходить с вместе с ними в Финляндию. Сейчас уже непонятно было ли это добровольное предложение или попытка принудительного переселения. Но рассказывалось о том, что Лебедев Александр Васильевич (дед упомянутых здесь Валентины Петровны и Михаила Петровича) прятал на Корби (лесное урочище, где находились покосы Лебедевых) сямозерскую молодежь, в том числе и своего сына (и отца моей бабушки и Михаила Петровича Лебедева) – Лебедева Петра Александровича, впоследствии в 1937 году незаконно репрессированного и расстрелянного.


Разведчик с сямозерскими корнями

Племенные войны как последствия более грандиозных социальных изломов (Первой мировой войны, крушения Российской Империи, революции в России, гражданских войн в России и Финляндии) привели к причудливому переплетению людей, событий и мест. Судьбы многих людей, попавших в жернова социальных катаклизмов, настолько интересны (хотя часто одновременно и трагичны), что заслуживают целых отдельных книг, ну или хотя бы статей. В данной статье мы не можем охватить всех интересных жизненных сюжетов участников Олонецкой экспедиции, а ограничимся только одним, который имеет отношения к Сямозеру и Сямозерью, и показался наиболее интересным автору в контексте статьи.

Речь идет о широко известном специалистам финском военном разведчике Паули Марттина (Paul (Pauli) Marttina). Паули Марттина родился 14.12.1898 в городе Выборге, в купеческой семье. [http://fi.wikipedia.org/wiki/Pauli_Marttina). До 1939 года Выборг был административным центром финской Карелии и крупным торговым и транспортным центром на пересечении путей из Финляндии в Россию и из внутренних районов Финляндии в Балтийской море и далее в Европу и Прибалтику. Выборг считался городом карельским, но по факту заметную долю в его населении и деловой жизни составляли русскоязычные жители. В одной из таких семей — семье купцов Мартыновых (принявших для удобства торговли фамилию Марттина) и родился наш герой. Семья Мартыновых была даже не русской, а карельской и происходила из Сямозерья. Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.153. Сямозерский старожил Михаил Петрович Лебедев рассказал автору, что единственная коренная (неприезжая) семья Мартыновых, которых он помнит в Сямозерье, жила на хуторе на берегу Чиркас-ламби (небольшая ламба юго-восточнее Алёкки, ныне там находится дачный кооператив «Берендей»).

Паули Марттина в 1919 году во время Олонецкой экспедиции.

Марттина участвовал в Гражданской войне в Финляндии в 1918 году, а в октябре-ноябре 1918 года в звании фельдфебеля в т.н. Восточно-Карельской экспедиции – разведывательно-диверсионном рейде отряда из 26 человек под командованием лейтенаната Каарло Хаапалайнена из Салла до Кандалакши. Целью рейда было получение сведений о британских силах в районе Мурманской железной дороги и проведение диверсий на железной дороге. Niinisto J., Heimosotien historia, SKS, Helsinki, 2007, s.82-85. Опыт Марттина в качестве разведчика-рейдовика и диверсанта был использован и Олонецкой экспедиции 1919 года, где наш герой действовал как командир передового отряда на олонецком направлении (более подробно смотрите выше). Удалось Марттина повоевать и в Сямозерье, и даже покомандовать Сямозерским отрядом самообороны при боях под Эссойлой, Рубчейлой, Корзой и Вешкелицей. После Олонецкой экспедиции в 1920 он прошел обучение на первых организованных в Финляндии курсах офицеров резерва и поступил на постоянную военную службу в полк Карельской гвардии (Karjalan kaartin rykmentti), дислоцированный в родном городе Марттина – Выборге, уже в звании прапорщика (vänrikki). В 1921-1922 Марттина участвует в событиях Карельского восстания (или в советской историографии Карельской авантюры), в составе Ребольского батальона в декабре 1921-январе 1922 гг. (в районе Лендер и Суоверкко). Также отмечается попытки Марттина организовать диверсии на Мурманской железной дороге в декабре 1921 г.[10]. В 1928 году Марттина присваивают звание лейтенанта и переводят преподавателем в Школу офицеров резерва (в город Хамина, где она существует и поныне). В 1936 году (15.04.1936) Марттина переводят на службу в военную разведку (Отдел статистики Иностранного отделения Генерального штаба) начальником Нурмесского разведывательного пункта Сортавальского подотдела. Сортавальский подотодел занимался организацией агентурной разведки против СССР в полосе от Лодейного поля до Ухты (нынешней Калевалы). В задачу Нурмесского разведпункта входила организация агентурной разведки в полосе от Ухты до Поросозера. В 1938 году Нурмесский разведпункт преобразовывается в самостоятельный Каянский подотдел (с цетром в г. Каяни) отдела статистики, и Марттина становится его начальником. С началом Зимней войны 1939-1940 гг. Марттина занимается также и организацией деятельности разведывательно-диверсионных групп в полосе Каянского подотодела (в частности в районе Суомуссалми и Ребол). Elfvengren E., Kosonen M., Laidinen E., Vihollisen selustassa. Päämajan tiedustelu Neuvosto-Karjalassa 1939-1944., Otava, Helsinki, 2010, s. 56-59.

Паули Марттина в 1936 году на службе в военной разведке.

В 1940 Марттина присвоили звание капитана. В июне 1941 года в рамках общей реорганизации органов военной разведки Финляндии Каянский подотдел был преобразован в Отряд Марттина, подчинявшийся начальнику Разведывательного отдела, с задачей проведения равзедывательно-диверсионных операций в тылу Красной Армии. Кстати, это именно его подчиненный лейтенант Илмари Хонканен возглавлял финскую диверсионную группу, совершившую в феврале 1942 года рейд на Петровский Ям. В 1942 году Марттина было присвоено звание майора. В июле 1943 года при очередной реорганизации органов военной разведки Финляндии все разведывательно-диверсионные отряды Разведывательного отдела были сведены в 4-й отдельный батальон. Отряд Марттина вошел в батальон в качестве его 3-й роты. Командиром роты остался майор Марттина. В качестве командира 3-й роты Марттина пробыл до завершения боевых действий на территории Финляндии – Война-продолжение с СССР продолжалась до 19.09.1944, а боевые действия в Северной Похьянмаа, Кайнуу и Лаппландии против Германии (Lapin sota) продолжались до 27.04.1945). Марттина числился на военной службе до 31.12.1945, после чего вышел в отставку и переехал в Венесуэлу. В Финляндию Марттина вернулся в 1950 году и после этого работал в газетах «Хельсингин Саномат» («Helsingin sanomat») и «Илта-Саномат» («Ilta Sanomat») редактором международного отдела. Умер Паули Марттина 26.01.1963. [11].

Самое интересное во всем этом то, что по происхождению Марттина был сямозерским карелом, и племенная идея оказывала влияние на его жизненный путь и принципы. Однако основная его военная карьера, начиная после периода племенных войн до окончания Второй мировой войны, была связана не с Олонецкой Карелией и Сямозерьем, а с более северными территориями Беломорской Карелии, экспертом по которой он считался. Но поиск продолжается, и, возможно, автору удастся найти какие-нибудь дополнительные материалы по этому вопросу.


Ссылки в тексте



Избранные комментарии к статье, полученные по емайл либо оставленные в группе ВКонтакте:

Artur.kiiski в 19:48, 29 апреля 2013 (EEST)

Все-таки приоритетной для себя оставляю версию о сямозерском происхождении Марттина.

Валентина Лутто в 11:32, 29 апреля 2013 (EEST)

Я просматривала метрические книги с конца 1793 до 1930 года. Мартыновы были, похоже, только в Эссойле, в других деревнях эта фамилия не встречалась. Может, это вам поможет. Но в финских источниках Сямозерье может истолковываться более широко, чем это предполагаем мы, как, например, финны часто говорят об Олонце (Aunus), имея в виду всю южную Карелию. Так что вполне возможно, что предками Марттина были Мартыновы из других мест.

Артур Кийски в 07:25, 29 апреля 2013 (EEST)

К сожалению, у меня на руках нет геналогического древа Мартыновых и мне трудно спорить или соглашаться с вами. Насколько я понимаю, Мартыновых в Сямозерье было немного. Так что, можно предположить что все они находились в родственных связях. Во всяком случае, никаких других Мартыновых мне Лебедев М.П. не назвал. Кто были родители Паули Марттина я пока не знаю, но ищу его связи в Сямозерье. В нескольких не связанных между собой финских источниках про Паули Марттина говорится, что он из семьи сямозерских Мартыновых.

Валентина Лутто в 21:34, 28 апреля 2013 (EEST)

Семья Мартыновых, о которой вспоминает Лебедев М.П., это семья Мартынова Ивана Васильевича, 1897 года рождения. Его дети родились уже в 20-е годы. К этой семье Марттина не имеет никакого отношения. Иван Васильевич - сын Мартынова Василия Львовича из Эссойлы (род.в 1865). Мать - Лебедева Пелагея Николаевна из Сямозера. Не знаю, были ли в этой семье другие сыновья. Возможно, родственные связи Марттина с Мартыновыми из Эссойлы более дальние. А кто родители Марттина?